Перейти на украинский язык Перейти на русский язык Перейти на английский язык

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ: АЛЕКСЕЙ ГЛАГОЛИН

Александр Анничев

 

19 ноября исполнилось 120 лет со дня рождения выдающегося деятеля театрального искусства Алексея Глаголина (1901—1987), судьба которого на протяжении полувека была тесно связана с постановочной практикой и преподавательской деятельностью в Харькове.

Алексей Борисович — талантливый потомок дворянской династии Гусевых, родоначальником которой был известный в XIX столетии саратовский журналист и сатирик «щедринской» традиции Сергей Сергеевич, печатавшийся под псевдонимом Слово-Глаголь. Борис, его сын и отец Алексея Гусева, вошел в историю театрального искусства под заимствованным у отца псевдонимом — Глаголин. Увлеченный театром, Борис Сергеевич с 1894 года посвящает себя актерской профессии, принимая участие в спектаклях частного театра купца Григория Очкина, на сцене которого в разные годы гастролировали Мамонт Дальский, Пелагея Стрепетова, Марко Кропивницкий, Василий Качалов и многие другие выдающиеся актеры и режиссеры того времени. Начав свою актерскую карьеру в Саратове, Борис Сергеевич продолжает её в Петербурге, где у него рождается сын Алексей.
Юноша идет по стопам отца и начинает заниматься в мастерской выдающегося артиста Юрия Юрьева, педагога актерской школы при Императорском Александринском драматическом театре (ныне — Санкт-Петербургский академический драматический театр им. А. С. Пушкина). В 1918 году Алексей был призван в Красную Армию и отправлен в Третий кавалерийский корпус под командованием Гая, который формировался в Полоцке. Глаголин стал участником неудачного наступления, когда во время Варшавского сражения его корпус оказался в окружении и в полном составе был захвачен в плен…
После демобилизации Алексей некоторое время играет в труппе антрепризного театра своего отца, затем продолжает обучение в театральной студии Всеволода Мейерхольда и становится актером его театра. Также поработал корреспондентом нескольких всесоюзных газет, в том числе «Правды». В начале 1930-х пополняет ряды энтузиастов, отправляющихся в Новокузнецк организовывать новый драматический театр. В ноябре 1933 года Новокузнецкий театр открылся спектаклем «Интервенция» по пьесе Л.  Славина, а в 1937-м Алексей Глаголин поставил на его сцене свой знаменитый спектакль «Без вины виноватые» А. Островского.
В богатую творческую биографию этого мастера вписано сотрудничество с десятками театральных трупп разных городов СССР, и только в 1939-м Алексей Борисович продолжил свою деятельность актера и режиссера в Харьковском русском драматическом театре и приступил к педагогической работе в местном театральном училище.
Во время войны Глаголин готовил запасные батальоны для отправки на фронт, а после нее служил режиссером драматического театра им. Т. Г. Шевченко. Впоследствии стал доцентом, а позже профессором Харьковского театрального института. Его метод преподавания походил на мейерхольдовский. Он все роли проигрывал сначала сам и только затем требовал подробного их повторения от студентов. Точно так же Алексей Борисович репетировал в театре. Казалось бы, это метод «несовременный», но все равно — своеобразие театральной школы, уровень актерского мастерства и режиссерский талант давали свои положительные результаты. Глаголина очень любили студенты за его человечность, интеллигентность.
«В 1945 году послевоенный актерский курс набрали Алексей Глаголин — русский, а Яков Азимов — украинский. В то время у нас на кафедре господствовал «культ Станиславского» — то есть догматическое подражание его системе, а не творческий подход, и малейшее отклонение от учебной программы строго осуждалось. Однако с Алексеем Глаголиным всякие споры оканчивались ничем. Педагог упорно придерживался своего метода. За непривычный стиль преподавания его остро и часто критиковали на кафедре, некоторые хотели выжить его из института, но… за него было участие в двух войнах, а против — что его отец в 1925 году эмигрировал в США, работал в Голливуде и там умер. Характер был не из легких, о чем говорит хотя бы то, что когда было введено правило: участникам двух войн все товары отпускать без очереди — он этим исключением никогда не воспользовался, говоря: «Батюшка (это было его любимое слово при обращении), ведь я не за это воевал», — такие воспоминания о своем коллеге оставил Трофим Карпович Ольховский, легендарный украинский педагог.
Короткое время встреч с Алексеем Борисовичем, выпавшее на годы обучения на театральном отделении института искусств автора этих строк, не дают права свидетельствовать о высоком значении личности этого человека для театральной жизни Харькова. Хорошо помню только то, что его появление еще с улицы предваряло летящее от одного к другому имя и отчество. Поверьте, сколько находилось рядом студентов, столько раз имя и произносилось: «Алексей Борисович!» В свою очередь, он не умел проходить по институту, не заметив каждого…
Ничего нарочитого — всё в нем было естественно-располагающим. Прямая спина, ровный шаг, всегда выглаженный, хотя и отполированный временем, но, видимо, удобный ему костюм.
«В высочайшей степени интеллигентный человек, наделённый глубокими знаниями о театре и чувствующий театр всеми осязаемыми «фибрами» души своей, он был мягок в общении, вставал при появлении любой (!) женщины, и студентки первых курсов частенько «случайно» забегали в деканат, чтобы воочию убедиться, что немолодой уже профессор сразу же поднимается со стула, как только в комнату входит очередное юное создание. Я вспоминаю, что такая, как считали в те годы, «старорежимная» манера поведения превращала его в глазах многих студентов в человека чудаковатого и, как сегодня говорят, «непродвинутого» (Господи, прости!). И это было совершенно несправедливо по отношению к нему, поскольку именно Алексей Борисович, являясь не только сыном Бориса Глаголина, но и отцом Бориса Глаголина — режиссёра Театра на Таганке (названного в честь знаменитого деда), был своеобразным связующим звеном нескольких поколений людей театра. Ему одинаково хорошо была знакома творческая среда Александринского театра в Петербурге, где актрисой служила его мать и где фактически за кулисами прошло его детство, и атмосфера жизни модного среди молодёжи любимовского Театра на Таганке периода расцвета. В Театр на Таганке он ездил часто и не только к сыну… Его увлекала эстетика Юрия Любимова, которую он понимал и принимал, очевидно, генетически унаследовав новаторское творчество своего отца», — писала на страницах газеты «Время» театровед Татьяна Киктева («Последняя дуэль», 30 мая 2012 г.).
Среди выпускников этого педагога много актеров, которые стали успешными и признанными, а также мастер художественного слова Александра Лесникова, известные далеко за пределами Украины театральный режиссер Адольф Шапиро и режиссер украинского подразделения «Союзгосцирка» Борис Заяц. Только на сценах двух харьковских театров он осуществил постановку более 30 спектаклей по пьесам классических и современных драматургов.
Оставив по себе добрую память, Алексей Борисович Глаголин ушел в мир иной в октябре 1987 года.
 
Анничев, А. Чтобы помнили: Алексей Глаголин [Электронный ресурс] / Александр Анничев . – Режим доступа: https://timeua.info/aktualnoe-segodnya/chtoby-pomnili-aleksej-glagolin/ . – (дата обращения: 10.01.2022).
На нашому сайті з'явився ресурс, який допоможе знайти найближчу до вас бібліотеку, дізнатися, як з нею зв'язатися і скористатися її послугами. Будемо ближче в цифровому і реальному світі!
Календар подій
ПнВтСрЧтПтСбНд
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Банери партнерів

Проверка тИЦ и PR
Центральна міська бібліотека ім. В. Г. Бєлінського

Адреса: Україна, Харків, 61058, вул. Данилевського, б. 34
Телефон: (057) 705-19-90.
Телефон: +38 097-158-98-41.
E-mail: citylibbelin@gmail.com
Розклад роботи - з 10.00 до 18.00
Вихідний день – вівторок, влітку: субота та неділя
Санітарний день – останній день місяця
Детальна контактна інформація
©Copyright ЦМБ ім. В. Г. Бєлінського
2011-2022